Строительство кремля из белого камня

Строительство кремля из белого камня

При князе Дмитрии Ивановиче вместо сгоревшего в пожаре деревянного Кремля поставлены стены и башни из белого камня.

ВОЗВЕДЕНИЕ ПЕРВОГО КАМЕННОГО КРЕМЛЯ ПРИ ДМИТРИИ ДОНСКОМ

В 1366-1367 гг. по распоряжению Дмитрия столица была укреплена первым на Руси белокаменным Кремлем. Если для ханских послов ворота его были гостеприимно раскрыты (Дмитрий предпочитал откупаться от них богатыми подарками), то для других соседей и князей-соперников Кремль стал мощной защитной крепостью. Когда в ноябре 1367 г. на реке Тросне литовский князь Ольгерд, приходившийся зятем тверскому князю Михаилу Александровичу, разбил московские полки. Дмитрий Иванович произнес: «На великое княжение не пущу!». И действительно, наличие Кремля стало надежной защитой для московской столицы: в 1368 г. попытка Михаила Тверского осадить Кремль и взять его провалилась.

БЕЛОКАМЕННЫЕ УКРЕПЛЕНИЯ МОСКОВСКОГО КРЕМЛЯ 1367 Г.

В 1343, 1354, 1365 гг., примерно раз в 10 лет, Москва становилась жертвой страшных пожаров, во время которых, несомненно, выгорали и укрепления дубового кремля Калиты. По-видимому, эти пожары были не «несчастными случаями», но диверсиями, организованными врагами Москвы. Поэтому на другой год после пожара 1365 г., в начале зимы 1366 г. «князь великый Димитрей Ивановичь, погадав с братом своим с князем с Володимером Андреевичем и со всеми бояры старейшими и сдумаша ставити город камен Москву, да еже умыслиша, то и сотвориша. Toe же зимы повезоша камение к гордоу». К весне следующего, 1367 г. запасы камня были достаточны, чтобы начать строительство белокаменной крепости. Ее закладка вызвала страх и злобу врагов Москвы.

Строительство было проведено с исключительной быстротой; летопись отмечает, что после закладки кремль «начаша делати безпрестани». Уже к 1368 г. он был готов. Его не смогла взять литовская рать: «Олгерд же стоял около города три дни и три нощи, остаток подгородья все пожже, многи церкви и многи манастыри пожегл и отступи от града, а града кремля не взя и поиде прочь».

Площадь кремля теперь значительно расширилась в северо-восточном и восточном направлениях, захватив в черту новых стен территорию торга, располагавшегося под стенами крепости Калиты. В общем периметр стен теперь почти совпадал в плане со стенами кремля Ивана III… Данные письменных источников позволяют с относительной точностью восстановить как контур стен, так и расположение башен кремля 1367 г. Рассмотрим эти данные, начав с юго-восточного угла и восточной «приступной» стены.

На юго-восточном углу крепости должна была находиться угловая круглая башня, защищавшая южный участок восточной стены и подступы к береговой низине перед южной стеной. Эта башня стояла на месте Беклемишевской башни. «Сказание о Мамаевом побоище» называет три проездных башни восточной стены, через которые шли войска на Куликово поле: Константино-Еленинская, Фроловская (Спасская) и Никольская.

Так же точны сведения о Фроловских воротах. Во время осады Москвы Тохтамышем знаменитый Адам-суконник находился «над враты над Фроловскими». Столетием позже, в пожар 1488 г. у Фроловских ворот сгорели «мосты три», т. е. деревянные настилы 3 ярусов боя башни, что позволяет судить об устройстве и большой высоте прикрывавшей ворота башни. Рассказ летописи о постройке в 1491 г. стрельниц у Фроловских и Никольских ворот отмечает, что последние зодчий «не по старой основе заложил», что, следовательно, Фроловская башня стала на старой основе башни 1367 г.

Таким образом, южный участок восточной стены кремля 1367 г. точно совпадает с современной кремлевской стеной, равно как и 3 башни стоят на старых местах.

Новое место Никольских ворот показывает, что северная часть «приступной» стены 1367 г. не совпадает с существующей. Их место легко и точно определяется указанием летописи, что построенная в 1458 г. на подворье Симонова монастыря церковь Введения находилась «у Николских ворот»…

Меньше всего известно о западной стене крепости 1367 г. Существующая стена, обращенная к Неглинной, начатая постройкой в 1495 г., была поставлена «не по старой основе, — града прибавиша». Поэтому летописные записи о строительстве этой стены не сообщают ничего об оставшейся в стороне стене 1367 г. и ее башнях. Нет о ней и случайных упоминаний летописца. Западный фронт крепости был хорошо прикрыт широким болотистым ложем р. Неглинной, и подступ к стене был затруднен. Возможно, что этот большой участок стены до Боровицких ворот не имел башни. Однако есть основания предполагать, что здесь, примерно на месте Троицких ворот, стена крепости 1367 г. прерывалась проездной башней, носившей имя Ризположенских или Богородицких ворот, с каменным же мостом через Неглинную, выводившим на новгородскую Волоцкую дорогу…

Читайте также:  Светло коричневый цвет краска

Боровицкая воротная башня, наличие которой мы предполагали уже в крепости XII в. и кремле Калиты, в крепости 1367 была несомненно. В записи о постройке в 1461 г. церкви Иоанна Предтечи «на бору» указано, что эта башня стояла «у Боровитских врат». Юго-западная угловая башня строилась в 1488 г. «вверх по Москве, где стояла Свиблова стрельница», бывшая угловой башней крепости 1367 г. Таким образом, южная стена 1367 г., закрепленная угловыми башнями, совпадает со стеной нынешнего Кремля. Совпадает и Тайницкая башня этой стены, сооруженная в 1485 г. «у Чешьковых ворот», т. е. на месте или около Чешковой проездной башни 1367 г., выводившей к воде, на москворецкий «подол». Полагаем, что и москворецкое «корабельное пристанище» под стенами крепости было прикрыто боковыми стенами, закрывавшими доступ на этот участок в случае военной опасности.

Так реконструируется план крепости 1367 г. В этом виде ее периметр составлял около 2000 м. Крепость имела, несомненно, 8 башен, а может быть, и 9 башен (если допустить наличие одной башни посередине западной стены). Из них пять было сосредоточено на восточной «приступкой» стене. Такая концентрация башен на наиболее угрожаемом фронте — характерный прием военно-инженерного дела XIV в. (ср., например, Изборск). Однако в высокой степени интересно, что три из 5 башен — проездные; все они действовали как ворота даже в условиях крайней опасности. Во время героической обороны Москвы от Тохтамыша горожане «сташа на всех воротах градскых и сверху камением шибаху». При всей боевой мощи надвратных башен (трехъярусные бои) и наличии в башнях «железных (т. е. окованных железом) врат» очевидно, что такой прием, ослаблявший «приступную» стену, был применен сознательно в расчете на активную оборону крепости, на тактику массированных ударов по противнику путем одновременного в трех пунктах броска значительных воинских сил. С другой стороны, в мирных условиях эти многочисленные «врата» столицы Московского княжества, через которые вели в кремль пути-дороги, как бы символизировали централизующую силу и значение Москвы, собиравшей под свою могучую руку разрозненные русские земли.

Можно думать, что подобно другим русским крепостям, сооруженным до появления огнестрельного оружия, московская крепость 1367 г. имела стены сравнительно небольшой толщины. В силу этого при частых пожарах, разрушавших деревянные связи каменных стен, стены частично обваливались и заменялись уже деревянными. Так, в пожар 1445 г., причинивший большие разрушения кремлю, «стены градные падоша во многих местех», и при налете татар царевича Мазовши осаждающие сосредоточивали свои усилия на тех участках, «где несть крепости каменыя». Понятно, что после многих заделок деревом московская крепость показалась Амвросию Контарини «деревянной».

По-видимому, стены 1367 г. были также сравнительно невысоки. Описание осады кремля войсками Тохтамыша в Ермолинской летописи отмечает, что татарам удавалось сбивать его защитников со стен «еще бо граду тогда ниску сущу». Это свидетельство следует понимать не как указание на незаконченность еще в 1382 г. постройки 1367 г., а как пояснение, сделанное писцом списка летописи, сравнивавшим в конце XV в. старые крепостные стены со стенами, «поновленными» Ермолиным в 1462 г., и стенами нового кремля, постройка которого началась в 1485 г. со стрельницы у Чешковых ворот, достигавшими высоты 12-13 м.

Не совсем ясен характер завершения стен. Источники говорят о деревянных частях вверху стен (в пожар 1445 г. «ни единому древеси на граде остатися») и о настенных «заборолах», т. е. как бы о деревянных брустверах, шедших по верху стен. Можно думать, что последний термин следует отнести к поэтическому языку автора «Задонщины», а не к реальной стене Московского кремля. Скорее всего его стены имели зубчатый верх, какой известен, например, по Пороховской крепости. Несомненно, боевой ход и прикрывала «кровля градная». Башни также имели зубчатый верх и деревянные шатровые кровли.

Читайте также:  Телефон для экстремального отдыха

Блог сервиса краткосрочной аренды жилья «Квартирка»

Визуальная реконструкция Московского Кремля в 1800 году на основе рисунков художников того времени.

В настоящее время значение фразы «Москва Белокаменная» оказалось утерянным для современного поколения. Давайте разберемся как она появилось.

В 1366 году князь Дмитрий Донской вместе с двоюродным братом решили заменить деревянные стены Кремля стенами и башнями из белого камня, чтобы защитить город от нашествий соперничающих князей, Литовского княжества и Золотой Орды.

Крепостную стену строили на прочном и глубоком фундаменте, выкладывали из нетесаного камня, а башни облицовывали обработанными блоками. Общая длина белокаменного Кремля достигала 2 000 метров и имела 4 сторожевые башни и 5 проездных с запирающимися воротами. Новый Кремль имел самое современное вооружение по тем временам — башни были оснащены пушками. В строительстве было задействовано свыше двух тысяч человек ежедневно в течении года.

Уже в конце XIV века Москву стали называть — Москва Белокаменная. Улицы города были вымощены камнем, а московские мастера выполняли много тонких работ в гончарном, ювелирном, кожаном деле. Появилось много писцов, а так же крупные производства по литью колоколов и пушек, организованные государством. При Дмитрии Донском была введена в Москве чеканка серебряных монет раньше, чем в других русских княжествах. А главное, что ход князя оправдался — при его жизни, ни разу никто не смог взять белокаменный город.

Во второй половине XV века началась перестройка Московского Кремля. Первым построили новый Успенский Собор. В 1484–1486 годах была возведена новая Ризоположенская церковь, а в 1484–1489 годах — новый Благовещенский собор на подклете прежнего храма.

В 1485 году началось сооружение нового Великокняжеского дворца, продолжавшееся с большими перерывами до 1514 года. Одновременно со строительством Великокняжеского дворца и реконструкцией храмов, на протяжении целого десятилетия под руководством итальянских зодчих белокаменные стены и башни разбирались, а на их месте возводились новые из обожженного кирпича. Площадь крепости была увеличена за счет присоединения значительных территорий на северо-западе и достигла 27,5 га, а Кремль получил современные очертания неправильного треугольника.

Первое время Кремль оставался красно-кирпичным, а в XVIII веке его побелили в духе всех остальных подобных сооружений.

Именно в белый Кремль в 1812 году вступил Наполеон. А после Московского пожара Кремль, очищенный от копоти и грязи, вновь был выкрашен в сияющий белый цвет.
Почти до конца XIX века Москва оставалась белокаменной. Следуя сложившейся традиции, кремлевские красно-кирпичные стены белили почти четыре века. Беспокоились не только о памяти белокаменного Кремля Дмитрия Донского, но и о сохранности кирпича.

С началом Великой Отечественной войны, в 1941 году, Кремль стали маскировать: все старинные здания стилизовали под обычные дома, закрасили зеленые крыши, нанесли темную краску на позолоченные купола, сняли кресты, зачехлили звезды на башнях. На кремлевских стенах нарисовали окна и двери, а зубцы покрыли фанерой, сымитировав крыши домов.

Существует достаточно распространенное заблуждение, что Кремль был перекрашен в красный цвет после переезда в него большевистского правительства. На самом деле, вплоть до 1948 года он оставался белым. В 1947 году при подготовке к празднованию 800-летия Москвы в Кремле были начаты реставрационные работы. В ходе реставрации было решено перекрасить Кремль в красный цвет, что и было исполнено в течение 1947-1948 гг.

Выражение «белокаменный кремль» всем нам знакомо с детства, хотя всю жизнь мы видели его красно-кирпичным. Контуры кремля, построенного Дмитрием Донским, в основном совпадают с современными. Согласно общепринятой датировке каменные укрепления были возведены в 1368 г., а через 120 лет их заменили кирпичными. Зачем? Выглядит это странно.

Есть такая радикальная точка зрения, что выражение «белокаменный кремль» родилось гораздо позже в связи с тем, что кирпичные стены стали белить. На этот счет есть много свидетельств в виде художественных полотен XVIII и XIX веков.

Некоторые даже считают, что белокаменного кремля и не было, тем более, что археологами никаких остатков до сих пор не найдено.

А что говорят источники? В Никоновской летописи записано: "В лето 6875 (1367 г.).. . князь великий Дмитрий Иванович заложил град Москву камену и начата делати безпрестани".

Читайте также:  Нужен утюг или паяльник

Можно полагать, что к 1368 году новый Кремль был готов, коли его, как утверждают летописи, не смогла взять литовская рать Олгерда в 1368 году и в ноябре 1370 года.

Правда. в 1382 г., вскоре после Куликовской битвы его взяли войска Тохтамыша.

В 1408 г. двадцать дней безрезультатно простоял под Москвой хан Едигей.

Спустя тридцать лет Москву безуспешно осаждал хан Улу-Мухамед.

В 1451 году стены Кремля пытался атаковать царевич Мазовша.

Правда, это все косвенные доказательства существования каменного кремля.

С другой стороны, венецианский посол Контарини, останавливавшийся в Москве в 1476 году во время своего путешествия из Персии в Венецию в своих записках упоминал, что «город Московия расположен на небольшом холме; он весь деревянный, как замок, так и остальной город».

В этом вопросе полезно было бы обратиться к истории каменного строительства на Руси. Все исследователи первым недеревянным зданием единодушно называют Десятинную церковь в Киеве, которая была построена в первые годы после Крещения Киевской Руси на месте гибели христиан, растерзанных толпой язычников и освящена в 996 году. Название пошло от обязательства князя Владимира отчислять десятую часть доходов на содержание церкви (именно в этом храме первоначально был похоронен Святой Владимир).

Десятинная церковь была построена приглашенными византийскими мастерами с использованием самой ходовой тогда технологии с применением плинфы. Плинфа – это особый кирпич, который имел обычно прямоугольную форму форму и относительно малую толщину. Такие кирпичи легко формовались, сушились и обжигались.

Строили из них с использованием толстого слоя раствора, зачастую равного по толщине самой плинфе, из-за чего стена храма становилась «полосатой». В этой технологии ключевым являлся раствор, который и составлял несущую основу постройки, а плинфа, по-существу, играла роль опалубки. Поэтому состав раствора был величайшим секретом (у каждого мастера были свои тайны) . И неизвестно — были ли эти секреты византийцами переданы русским.

Все первые каменные храмы (и небольшое количество жилых зданий) были построены по этой технологии или в смешанной технике — «opus mixtum». В Софийском храме в Киеве от штукатурки даже очищены участки стены, чтобы показать плинфенный слой.

А вот во Владимире-Волынском Успенский собор так и стоит без штукатурки, что было характерно для «романского» стиля.

Однако, уже в XII веке началось строительство из «белого камня» (известняка) сначала в Галицком княжестве, потом во Владимиро- Суздальском. От галицких построек почти ничего не осталось, а вот в северо-западной Руси многие сохранились. Пример – всем известный Храм Покрова на Нерли.

Почему только в Галицком и Владимирско-Суздальском – понятно: были соответствующие месторождения (в Домодедовском районе Московской области до сих пор сохранились крупные карьеры).

А почему в принципе – не понятно. Белокаменное строительство было в несколько раз дороже. Основная версия – подражание Западной Европе, где стали использовать нарезанные блоки песчаника и известняка для строительства уже с XI века.

А может были утрачены византийские технологии?

Во всяком случае, в 1367-68 гг. князь Дмитрий что-то делал в Кремле. Камень, технологии его обработки и опыт строительства были. Однако, все белокаменные церкви домонгольского периода были маленькими. А здесь за два года, да под игом такого наворотить!

Сейчас большинство историков считают, что из камня были сложены только башни и часть стены на наиболее опасном направлении (со стороны Красной площади). В пользу этого предположения приводятся слова летописи о том, что татары Мазовши в 1451 г. штурмовали кремль там, где "несть крепости каменныя". И, вероятно, что и построено было так-себе, не «на века». Ведь нанял же был Василием III в 1474 году Аристотель Фьораванти, чтобы заново возвести Успенский собор. Для этого Аристотель и запустил первое производство кирпича современного типа на Яузе, близ Андронникова монастыря. Успенский собор он построил, используя и камень, и кирпич.

А начиная с 1485 года, на протяжении целого десятилетия под руководством неизвестных сейчас итальянских зодчих были возведены новые стены и башни Кремля из обожжённого кирпича.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector